Народный клуб – экспертная площадка Общероссийского народного фронта. Клуб создан по инициативе Владимира Путина в июне 2011 года. В заседаниях клуба, которые проходят в знаменитой «книжке» на Новом Арбате, принимают участие известные российские политологи, политики, общественные деятели. Эксперты клуба готовят аналитические доклады.  Координатор клуба – политолог, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов.
 
 

Стенограммы заседаний

28.08.2012

Стенограмма заседания Московского народного клуба ОНФ: "Большая Москва и Московский регион: проблемы и перспективы развития"


Орлов (Орлов Дмитрий Иванович, Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, координатор Народного клуба ОНФ, член Общественной палаты РФ)Добрый день, уважаемые коллеги. Напомню, что Московский народный клуб, заседание которого мы сегодня проводим, это дочерняя и очень уважаемая структура Народного клуба Общероссийского народного фронта, который был создан в прошлом году, в период создания Народного фронта. В центре наших штудий и обсуждений проблемы Москвы, Московского региона, проблемы взаимодействия и взаимовлияния Москвы и области, проблемы взаимодействия Московских и федеральных властей. И конечно сегодня у нас достаточно ответственная и серьезная тема – «Большая Москва и Московский регион: проблемы и перспективы развития».

Я скажу несколько слов о том, чем обусловлен выбор темы, что собственно мы хотели бы сегодня обсудить. Ясно, что процесс присоединения новых территорий к Москве сталкивается с проблемами, сложностями разного характера. Проблемы эти объективны, субъективны, проблемы эти обусловлены экономическими факторами, политической борьбой, административными сложностями. Совершенно очевидно, что отличает процесс присоединения новых территорий к Москве в последнее время. Он отличается высокой конфликтностью. Эта конфликтность обусловлена самыми различными факторами, прежде всего, конечно, тем, что необходимо разработать конкретные решения. Решения политические, административные, финансовые. Решения, затрагивающие интересы и федеральных ведомств и, конечно, прежде всего, администрации Москвы и Московской области именно в силу этого. Именно в силу того, что в процесс присоединения новых территорий включено много игроков мы и наблюдаем значительную его конфликтность. Точкой, которая усилила и конфликтность процесса присоединения новых территорий и интерес общественности к этому, стало назначение на пост губернатора Московской области Сергея Кужугетовича Шойгу. Он выступил с целым рядом инициатив, которые имеют и финансовое измерение очень существенное – о чем я еще скажу – и влекут за собой необходимость самых различных согласований. Конкретный пример: совсем недавно, когда был поднят вопрос о компенсациях Московской области в связи с утерей территорий, которые присоединяются к Москве, была создана специальная структура, в которую входят представители Москвы и Московской области, министерств финансов и экономического развития для решения и урегулирования этой проблемы. На мой взгляд, ясно, что те аппетиты или претензии, которые предъявляет Московская область – эта сумма известна, 25 млрд – вряд ли они будут удовлетворены. Это будет достаточно жесткий диалог и достаточно жесткий торг между различными участниками этого процесса.

Есть целый ряд других точек напряжения в треугольнике «федеральный центр – Москва – Московская область». Это судьба центральной Кольцевой автомобильной дороги и вновь финансовое измерение. Какая сумма будет выделена в итоге на ее строительство, кто будет этим заниматься? Известно, что Шойгу тоже выступает здесь за достаточно активную роль подмосковных властей и даже за передачу Подмосковью кураторства над этим проектом, и финансирование его.

Не случайно президент Путин на заседании государственного совета вынужден был заявить о том, что решение о присоединении новых территорий, о расширении Москвы вызвано жизненной необходимостью. Пересматриваться в силу каких-то конъюнктурных соображений или ситуативных высказываний оно не будет. И при этом ясно, что этот месседж президента был адресован, прежде всего и главным образом, губернатору Московской области.

Существуют проекты инфраструктурные, существуют проблемы в сфере градостроительства, существуют банальные проблемы более четкого и точного отнесения того населения, которое проживает на новых округах к Москве. Там есть некоторые ограничения, о которых тоже, я думаю, мы сегодня поговорим. Существует, наконец, проблема взаимодействия властей новых округов, и администрации Московской области, и тех территорий, которые соответственно эту область и составляют.

Одним словом, в развитии Московского региона и большой Москвы сегодня очень много проблем, причем в этом клубке проблем есть высокая и очень значительная конъюнктурная составляющая, которая определяется таким конфликтным фоном во взаимоотношениях мэрии Москвы и подмосковной администрации. При том, что там задействованы и другие ведомства. Президент России задал ясный тренд: и единой Москве быть и те проекты, которые в рамках Большой Москвы реализуются – будут реализованы. Но дальше уже предстоит большой торг, предстоит большая игра и в этот торг и в эту игру вовлечены самые различные игроки.

Мне бы хотелось, чтобы сегодня на нашем заседании мы как раз стремились к выявлению общих интересов Москвы, Московской области, федеральной власти и горожан – жителей Москвы и Московской области, главным образом. И поговорили бы о тех конкретных решениях – политических, административных, кадровых, финансовых, технологических, которые могли бы облегчить процесс создания такого феномена как новая Москва.

Игорь Валентинович, может быть, Вы продолжите?

Каневский (Каневский Игорь Валентинович, независимый эксперт): Если речь идет о необходимости присоединения новых территорий, то я думаю, что здесь вопрос никаких нет – это вопрос, решенный юридически, буквально недавно на эту тему высказался и президент. Мы знаем, что в связи с присоединением площадь Москвы увеличилась фактически в два с половиной раза. Новые территории составляют порядка 150 тыс. гектаров. Как сказал Владимир Владимирович Путин: «Москва задыхалась в своих исторических границах». Мы знаем, что население Москвы составляет порядка 12 млн. человек. И если говорить о плотности населения в Москве – это свыше 11 тыс. человек на квадратный километр. Для примера возьмем Берлин, где город и с архитектурной точки зрения, с точки зрения удобства жизни считается чуть ли не образцовым. Там эта плотность населения практически в три раза меньше – меньше 4 тыс. человек. Мы так же знаем, будучи москвичами, знаем и видим, что ежедневно - сейчас летом было чуть-чуть полегче – что творить на дорогах, что твориться с движением. Чем это обусловлено? Обусловлено тем, что в спальных районах Москвы отсутствуют рабочие места и для того, чтобы приехать на работу миллионы москвичей, а также жителей Подмосковья ежедневно едут в центр Москвы, а вечером они едут обратно.

Очень правильно, спасибо Народному клубу, спасибо Дмитрию Ивановичу Орлову. Я считаю, что необходимо в средствах массовой информации в постоянном режиме вот эту тему обсуждать и доводить разумность этого решения, необходимость его. Очень приятно, что здесь присутствует такой вот серьезный крупный специалист как Александр Николаевич Колонтай, заместитель генерального директора НИиПИ Генплана Москвы. Я думаю, он сможет нам на любой серьезный вопрос ответить. Задача состоит в том, что на новых присоединенных территориях должны быть созданы рабочие места. Вы знаете, что планируется разместить различные центры деловой активности, административно-деловые кластеры, финансовые, исследования и инновации, университетский кластер, медицинский, рекреационно-туристический.… И задача стоит о том, чтобы люди не ездили в Москву, чтобы были созданы рабочие места. Действительно, администрация Московской области выражает и можно, наверное, их понять, определенное недовольство, скажем так. Со стороны администрации области высказываются заявление о том, что необходимости сбора НДФЛ по месту жительства, а не по месту работы, как это происходит сейчас. Но на это тоже есть свои аргументы и наше действующее законодательство предполагает именно то, что НДФЛ платится по месту работы. А мы знаем, что около 1,5 млн. жителей Московской области работает в Москве и соответственно ежедневно сюда приезжает.

Вопросы спорные есть, они будут и только в диалоге, только путем проведения вот таких мероприятий можно будет снимать эти наболевшие вопросы, и мы будем этим заниматься. Спасибо.

Орлов: Спасибо, Игорь Валентинович. Александр Николаевич Колонтай, прошу Вас.

Колонтай (Колонтай Александр Николаевич, заместитель директора ГУП «Научно-исследовательский и проектный институт генерального плана Москвы»): Добрый день, уважаемые коллеги. Спасибо за приглашение на этот круглый стол на тему «Большая Москва и Московский регион: проблемы». Действительно их огромное количество. Чтобы понимали круг моей компетенции и те вопросы, на которые я могу отвечать - конечно, не на все вопросы, не знаю, какой гений может это сделать. Я был координатором и руководителем международного проекта по созданию Московской агломерации, Большой Москвы, который начался в январе этого года. Он закончился в этом месяце, в августе и сейчас проходит большая выставка на Пушкинской набережной девяти основных проектов, которые показывают перспективы и Московской агломерации и Большой Москвы – и старой и новой. Ну и естественно есть там предложения по новому федеральному административному центру, которое было предусмотрено заданием.

Учитывая вот эту тему – тему конкурса, тут надо разделять те поисковые работы и те мнения международных специалистов, которые достаточно объективны, а не ангажированы в наши сложные отношения между областью, городом, уровнем власти. Их задача четко объяснить – и как экспертов, и как профессионалов – при каких условиях вся эта территория может устойчиво развиваться. Собственно такая задача и стояла. Конечно, мы предоставляли им всю информацию, которой мы располагали и правовую базу, но вы понимаете, что и мы ее не всю наизусть знаем, а тем более иностранцам освоить ее очень сложно. Итак, первая задача – беспристрастно оценить целесообразность, границы развития, систему развития этой территории, перспективы ее освоения, место новой территории в Большой Москве и место Большой Москвы во всей агломерации и так далее. Ну и естественно вопрос на федеральный центр.

Вторая тема – конкретная практическая работа по реализации этих реальных проектов, и по освоению этих территорий – строительство инфраструктуры, инновационных центров, новых кластеров, новых рабочих мест, жилых районов и т.п. Это будет вторая стадия. Вот уже начиная с октября планируется подготовка и техническое задание, и разработка генерального плана Москвы и соответственно схемы Московской агломерации, надеюсь, совместно с областью. Все это не просто.

То есть вот события, вот проблемы, которые мы контролируем, которыми мы занимаемся по поручению правительства Москвы. Теперь по существу: как видят эту всю тему международные специалисты. У каждого, конечно, свое мнение, у меня свое мнение, но наша задача найти некую общую тенденцию. Чтобы не потеряться в мелочах. В чем она состоит? Работали мы над конкурсом в течение 6 месяцев: беспрерывно, 6 месяцев, нон-стоп, каждый месяц все иностранные специалисты приезжали, мы проводили мозговой штурм, семинар, были доклады, обсуждения, критика. Они опять уезжали и работали, потом опять приезжали. Вот так: с нашей стороны была большая экспертная группа, плюс международные эксперты – всего 30 человек, и с их стороны каждая команда состояла, наверное, из 20 специалистов разного плана. Если, допустим, заявлялась некая французская команда, то в нее входили наши специалисты, итальянцы и другие. То есть все команды были международными. Поэтому первое, что удивительно: что представлен был весь мир, и мы находили общий язык. Не знаю, из моей практики, лет 30 назад это представить было просто невозможно. Мы понимали друг друга, мы соглашались и критиковали, критика принималась и все двигались в том же направлении.

Итак, к чему, собственно, приходит группа международных экспертов, которые сделали эту большую работу? Первое: мы сколько угодно можем рассуждать о том, что очень важно иметь новые территории – действительно, что мы эти территории будем развивать, и будем решать там все проблемы – мы так никогда их не решим. Никогда нельзя решить все проблемы Москвы на новой территории. Это показали все специалисты, это показал опыт развития всех агломераций крупных метрополий. Почему? Потому что специфика Москвы такая, что она развивается как звезда – во всех направлениях. И формируется так называемый Большой город, реальная Большая Москва, которая охватывает все территории – на север, на юг, на запад, на восток и, в том числе, на юго-запад. И хотим мы или не хотим, происходит фактически слияние и жилья, и рабочих мест на всей этой территории. Но часть этой реальной Москвы ушла в Московскую область, а часть находится внутри Москвы. Мы должны закрывать на это глаза? Нет. Если мы закроем – мы потеряем порядка двух млн. населения, которое реально взаимодействует с Москвой со всех остальных секторов кроме юго-западного. Поэтому первая задача: мы должны совместно с областью делать единую работу. То ли она будет называться «Схема развития Московской агломерации», то ли «Схема территориального планирования агломерации»: поправки в законодательство о градостроении и кодекс уже готовятся. Но, самое главное: все настаивают, что не решить эту проблему только между двумя субъектами. Если федеральная власть не создать специальную структуру, которая будет курировать эту тему, которая будет даже утверждать, может быть, этот проект и будет специальная система финансирования объектов федерального значения на всей этой территории – проблема не решает. Это показал Лондон, Париж, это показали все другие агломерации. На всех стадиях такой трансформации необходимо совершенно четкое государственное управление. Будут постоянные вопросы: мы проект сделали, а как его финансировать? В каком соотношении? Кто в приоритете? Это будет вечная проблема. Поэтому все эти вопросы отработаны и сняты, когда четко создана структура. Поэтому не случайно президент Медведев говорил о федеральном столичном округе, имея некое образование, которое имеет абсолютно прямое отношение к федеральному уровню. Сейчас немножко забывается это понятие, но мы считаем, что его нельзя забывать. Это очень важный объект, совместный работы трех уровней власти. Трех субъектов власти: федеральной, областной, городской. Когда мы отработали все направления, отработали транспортную инфраструктуру и сделали равномерными потоки ежедневной миграции по всем направления – будь то на север, на юг, в Химки или на восток – мы можем четко сказать, какую емкость мы должны создать на юго-западе. Потому что если мы сейчас начнем все жилье в Московской области строить на юго-западе – будет транспортный коллапс между новой и старой Москвой, просто однозначно. Мы не справимся с инфраструктурой. Равномерно должно быть распределение рабочих мест. Тем более, вы представляете себе доступность северо-востока Москвы на юго-запад? Это пересечь надо весь город. Зачем? Естественно, северо-восток легче будет взаимодействовать с направлением на Королев, а там тоже наукоград, там надо тоже создавать структуру, которая и в Мытищах позволит формировать взаимосвязанную, четкую, локальную агломерацию. И нет ни одной проектной группы, которая бы говорила, что нет, это не важно, закрыли глаза на это и работаем только с новой Москвой. А это более сложно, чем решить вопросы с судьбой дачных ареалов или с судьбой тех инвестиционных участков, которые сейчас приобретены частными девелоперами на территориях. С ними договариваются, они заинтересованы в взаимодействии с правительством Москвы, потому что мы понимаем, что без инфраструктуры ни один девелопер не освоит свои огромные гектары, которые там приобретены. Ведь их надо реализовывать и реализовывать в интересах населения. С учетом спроса, с учетом потребностей. Поэтому здесь как раз сотрудничество получится.

Теперь что касается темы главного драйвера, что называется. Ведь можно взять все те проекты, которые наработаны, они наработаны и утверждены Московской областью на всей нашей территории. По Троицку, по всем округам, включая Ленинский, и их реализовывать. И, собственно, с учетом этих проектов девелоперы и приобретали свои территории. Но если мы их всех реализуем, опять же, мы получим полный хаос, потому что из этих поселков выбраться невозможно, инфраструктура там необеспеченна, начнутся жалобы и неизвестно к чему все это придет. Поэтому хотим мы или не хотим – придется их корректировать. Но самое главное: сейчас в основном приобретались участки под размещение жилья. А периферии Москвы не хватает рабочих мест, о чем уже говорилось. У нас центр задыхается от избытка рабочих мест, периферии не хватает, в центре у нас 40%, на периферии – крохи. Поэтому первоочередным, считают международные специалисты, надо создавать именно новые рабочие места на новой территории. Вот появление там филиалов деловых центров, научно-исследовательских, медицинских, учебных, которые стимулируют новые рабочие места – тогда параллельно будут формироваться рабочие места для специалистов, которые там работают. А не для транзитных мигрантов, которые из дальних уголков России прибывают сначала в Московскую область и там оседают, а потом перебираются в Москву. Но вопрос возникает: с чего начать? Можно брать так называемые кластеры и делать выставочный центр у Внуково, делать исследовательские центры около Троицка, но мы все равно не получим города. Мы получим набор отдельных городков, который мало похожи на столичный образ жизни. А самое главное, что тяжелую инфраструктуру, имеется в виду железнодорожный транспорт, метрополитен, мы не сможем подтянуть к этим поселениям. Они удалены. Поэтому встает вопрос и все команды говорят: нужен какой-то принципиальный центр, многофункциональный обсуживающий центр на этих территориях, который собрал бы на себя вот эти все разнообразные кластеры, и через них происходило бы взаимодействие с Москвой. И более того, этот центр оттягивал бы значительные потоки от Москвы, потому что он имел бы комплексную застройку и функции. Что это за центр? Возникла потребность с двух сторон – у федеральных органов власти и у правительства Москвы – концепция выноса федеральных органов власти. Потому что именно эта структура способна за короткое время создать большое количество рабочих мест, речь не идет о переносе всех вот сейчас. Все специалисты говорят, что необязательно все выносить. Выносить представительские федеральные органы необязательно, важно переместить административную функцию – ее очень много в Москве, она совершенно спокойно разместиться, она будет толчком для дальнейшего размещения здесь бизнеса, который сформирует и финансовые районы, и деловые и дальше обслуживающие и культурные. И мы получим тогда многофункциональный центр. И вот тогда мы в течение – по разным подсчетам от 5 до 7 лет – мы уже получим полноценный уровень жизни на новой территории. Если мы не получаем вот этого драйвера, то, конечно, процесс может затянуться лет на 15, а то и 20. Поэтому естественно правительство Москвы очень заинтересовано в понимании значимости участия федеральных органов в выносе отдельных своих функций или всех своих функций вот на эту территорию, в создании такого крупного ядра, которое разместилось бы в так называемом первом поясе. То есть он не далеко от Москвы, он в доступности линий метрополитена и он позволяет… Часть населения этого центра естественно будет занята в Москве, а часть будет все равно выезжать в Москву – это неизбежно, так утроена любая агломерация. Как минимум 50 на 50 мы должны рассчитывать, что 50 будет работать по месту, 50 будет уезжать. И так мы рассчитываем собственно пропускную способность и улично-дорожной сети, и линий метрополитена, и новых железнодорожных линий. Это устойчивая схема. Если будет чудо, что 80% на месте, а 20% выезжать – это замечательно. Но просто есть такой волнообразный процесс, он все время меняется и поэтому надо брать по среднему значению 50 на 50, создавать под это инфраструктуру, тогда система выживет. Вот эта вся цепочка позволит рассматривать новую территорию не как провинцию Москвы, не как периферию Москвы, а как самостоятельный целостный центр с определенным высоким уровнем жизни и естественно привлекательности для инвестиций. Потому что пока мы понимаем – это в любом случае периферия. Это очень далекая периферия от нынешнего центра Москвы. И отсюда все вытекающие последствия. То есть придать новую социальную культурную значимость новым территориям – это не просто вопрос. Он политический, социокультурный, и градостроительный, и масса других факторов. Естественно инфраструктурный. Необходимый уровень инфраструктуры только и может обеспечить там определенный стандарт жизни.

Естественно, один из вопросов, который обсуждался, это способны ли мы на новых территориях предложить населению какой-то новый образ жизни, новое качество жилья. Люди не удовлетворены той массовой застройкой, которая у нас до сих пор формируется на периферии. Многоэтажки, простые и типовые схемы, скучные часто фасады и нечеловеческий масштаб. И итальянские, французские, американские команды показывали, как они поступают, как они формируют эту интегрированную среду, как они приближают места работы к жилью, тем самым, исключая эти проблемы, прямо в кварталах. Как это дифференцируется. Конечно, у нас это не все просто получается, у нас очень жесткие санитарные нормы, по школам, детским садам и другим объектам и из-за этого мы до сих пор работаем фактически в рамках нормативов еще 1960-70-х годов. Вот как в Советском союзе они были установлены – там мы до сих пор идем по ним. Поэтому кто бы ни рисовал – все равно получается один и тот же микрорайон: квартал, внутри детский сад или школа и все это обходят. Иностранные специалисты показывают, что не обязательна такая форма. Могут быть и другие. И на что еще обращают внимание своим незамутненным взглядом: Москва очень характерный город. Здесь очень выразительные общественные комплексы, крупное общественное пространство, с одной стороны. А с другой стороны крупные районы, многоэтажной жилой типовой застройки. А между ними ничего нету. Нет нюансов, перехода среднего масштаба. И они показывают, как это сделать. Это тоже важный социальный и градостроительный элемент, который возможен на новых территориях. То есть увидеть новый масштаб – это не только таунхаусы, не только коттеджи, не только 17-этажные панельные дома. Это промежуточная, среднеэтажная застройка, о которой мы говорим, но почему-то пока до сих пор не можем строить. То ли регламенты у нас не надежные и инвесторы продавливают все время и строят все время 17-этажные, то ли мы не отдаем этому должного внимания. Но положительный пример, я считаю, на тех первых территориях, на которых это будет запущено, должен убедить всех, что действительно мы создаем новое качество, что качество конкурентно московскому, что люди с удовольствием там живут. И этот пример, повторяю, сработает однозначно в пользу развития новой Москвы.

И, наконец, последнее. Новая Москва – это город или не город? Вот специалисты, хотя все мы рисуем эту вытянутую форму – круглая Москва такая, овальная и к ней юбка присоединенных территорий…

Орлов: Воланчик.

Колонтай: Воланчик, юбка, сектор – что угодно. Специалисты говорят «нет». Это не город. Нельзя проектировать новую Москву, новые территории как город. Иначе мы потеряем и новую Москву, и струю Москву. Новую Москву надо проектировать как агломерацию. То есть если посмотреть в целом на Московскую область и на Москву, то естественно по всем направлением есть такие сектора, и между каждым сектором и Москвой есть такие же отношения как между Новомосковским районом и Троицким округом и Москвой. Точно такие же. Поэтому никакая сплошная застройка здесь не допустима. Здесь именно создание компактных подцентров, на которые нанизываются другие кластеры и они как передаточное звено работают на центральное ядро агломерации. То есть уникальность в том, что мы отработаем на новой Москве агломерационные принципы управления застройкой и этот опыт, конечно, пригодиться Московской области или федеральному органу, который будет вместе с Московской областью координировать весь этот процесс. Мы отработаем это и сможем преодолеть те ошибки, которые сегодня мы имеем по управлению этим крупным объектом – Московской агломерацией.

То есть, конечно, у всех есть скепсис, что мы говорим, но не реализуем, но извините – это наша болезнь, ее надо преодолевать, лечить просто. Нельзя врать, нельзя говорить то, что нереально, но благодаря тому, что то сообщество, которое разрабатывало этот конкурс абсолютно не ангажировано и говорит то, что думает, сформировалось четкое мнение о тех требованиях, от реализации которых зависит качество будущей Большой Москвы. Поэтому мне очень приятно, что результат совершенно внятный и самое главное, чтобы мы доводили начатое до конца. Не бросили на полпути, сказали, что мы ошиблись и не надо туда идти, нам и здесь работы хватает… Действительно, в старой Москве работы выше крыши. У нас огромный еще потенциал внутри не реализован, на десятки лет. Но извините, у нас стандарт жилья меньше 19 метров на человека в Москве. Это самый низкий стандарт в Европе. Я не говорю о приличных странах, где по 30, по 40 метров на человека жилья. Значит, мы должны улучшать этот стандарт. Чтобы его улучшить, надо построить 50 млн. квадратных метров жилья – где его построить? И естественно, что надо грамотно использовать территорию новой Москвы. Поэтому этот вопрос просто неизбежности. Семья будут разукрупняться, не будут жить все поколения в одной квартире. Поэтому периферийные районы будут переселяться, разукрупняться. Никто никого насильно не переселяет, но возможность адресно получить жилье тем семьям, которые живут на периферии в тесных условиях или в средней части Москвы, где специалисты рекомендуют при реконструкции промтерриторий размещать жилье, и в новой Москве, в ближайшем поясе – в два этих направления. Это сразу обеспечит, с одной стороны, близкую доступность до центра от среднего пояса живущих там и, естественно, создавая рабочие места, в первом поясе Москвы - от жителей периферии. То есть градостроительными средствами уже решаем определенный баланс. И если эта политика будет проведена, то эффект будет безусловно очевиден. Вот коротко те выводы, которые можно сделать по итогам полугодовой работы, ну а все могут, естественно, посетить выставку в Парке Горького и детально просмотреть каждый проект, который представлен там на стендах, в электронном виде и тоже иметь свое мнении, его высказать. Там есть специальные для этого предусмотренные средства, где можно оставлять свои пожелания. У меня все.

Орлов: Большое спасибо, Александр Николаевич. Вот у меня Ваше выступление еще к одному выводу подвело. Есть дефицит, Вы его сейчас, мне кажется, в достаточно степени удовлетворили, дефицит на ясную позицию и решимость власти осуществлять тот или иной градостроительный проект, политический проект, какое-то решение в сфере разграничения полномочий тех или иных органов власти. Важны ясность понимания ситуации и решимость. Мне кажется это чрезвычайно важным. Спасибо.

Алексей Владимирович Рябинин, президент нашего клуба.

Рябинин (Рябинин Алексей Валерьевич, Депутат Московской городской Думы, заместитель председателя комиссии Думы по экономической политике, науке и промышленности, президент Московского народного клуба ОНФ): Спасибо.Зампред комиссии городской Думы по экономической политике, науке и промышленности. Уважаемые коллеги, наверное, уже говорили и не раз – извиняюсь, что немного задержался – о том, что Москва с 1 июля у нас стала значительно крупнее по размерам, территория выросла на 150 тыс. гектаров, население при этом увеличилось на 3% от отбывшего населения Москвы. От того, каким оно было до объединения. Произошли серьезные изменения в административно-территориальном устройстве, а именно добавилось к 125 районам города, которые ранее у нас существовали и существуют, еще 21 так называемое поселение. Это новая территориальная единица в городе Москве, в которые – вот в эти 21 поселение - были скомпонованы очень разнообразные муниципальные образования, которые до этого действовали и продолжают действовать на присоединяемых территориях. Это и два города – город Троицк и Щербинка, и муниципальные районы, и даже сельские поселения там представлены. Надо сказать, что вот этот процесс объединения происходит таким очень плавным путем. Начиная с того, что полномочия власти, которые действовали на присоединяемых территориях, в полной мере сохранены на срок их действия. И полномочия административные в плане управления имуществом, распоряжения имуществом, земельные вопросы, в управлении социальной сферой – во многом остались прежними. Что касается жителей, то налоговые ставки, в частности, были выровнены исходя из удобств жителей. То есть на тех территориях, допустим, где ставки на недвижимость были ниже, чем московские – они были сохранены в предыдущем объеме, в старом объеме, то есть ниже, чем действуют сегодня в городе. На тех территориях, где по тем или иным причинам ставки налогов были выше, чем те, которые действуют сегодня в Москве, там ставки налогов были снижены и приведены в соответствие с той московской планкой, которая действует. И конечно сейчас предпринимаются серьезные меры по выравниванию социальной обеспеченности, по выравниванию стандартов благоустройства к московским, по развитию городской инфраструктуры. Но тема нашего сегодняшнего заседания, конечно, очень важна именно в том плане, что мы обсуждаем вопросы развития Московского региона. А это и Москва, и Московская область в том виде как она сегодня представлена географически. И вообще, когда мы говорим о развитии Московской агломерации, которая может развиваться только в рамках некой единой стратегии, то здесь на первый план выходят вопрос, аспекты межрегионального взаимодействия. И это взаимодействие Москвы и Московской области, и взаимодействие между этими субъектами федерации, и другими регионами центральной России, которые окружают Московскую агломерацию. Для того, чтобы вот это взаимодействие было выстроено эффективно и давало результаты, приводило к повышению социально-экономического развития территорий, к повышению уровня жизни жителей. Надо чтобы оно базировалось на продуманных и рациональных основах. Принципов такого взаимодействия можно много привести, но я бы назвали такой главный базовый принцип, на основе которого должно это взаимодействие строится. С моей точки зрения… Развитие субъектов федерации очень разное. Я имею в виду Москву и Московскую область. И в плане экономического потенциала, и социальных стандартов, и уровня жизни населения, и пропорций и структуры занятости. И оптимальное и рациональное позиционирование Московской области для успешного развития Московского региона – это развиваться, конечно, в фарватере развития Москвы. Здесь, может быть, и никто еще не привел ни одного довода, аргумента, который какую-то другую форму взаимодействия рационального мог бы вывести. У нас очень много таких совместных проектов, которые должны решаться во взаимодействии. Давайте я некоторые назову: это взаимодействие в сфере занятости. То есть сегодня Московскую область необходимо развивать, создавая там рабочие места, создавая там новые производства, новые виды деятельности, поддерживая их. Для того, чтобы Москва, в том виде как она сегодня есть, не была таким гигантским центром притяжения для кадровых ресурсов со всей центральной России – это создает очень серьезную нагрузку. Второй момент: взаимодействие в сфере миграционной политики, взаимодействие в сфере правоохранительной деятельности – так как мы знаем, что Московская область часто является местом, где находят себе в большом количестве возможность для проживания и нелегальные эмигранты – и вопросы в целом предотвращения правонарушений и преступлений, когда мы говорим о Москве и Московском регионе, то многое зависит от успеха этой политики в Московской области. Первостепенный вопрос – это развитие единого транспортного пространства. Потому что сейчас получилось, что Москва географически выходит к Калужской области, транспортная система Москвы и Московской области должна развиваться и быть построена как единой целое. Единое культурно-туристическое пространство.

Вообще вы знаете, когда мы говорим о Московской области… В Московской области находится большое количество старинных, исторических, русских городов: Волоколамск, Серпухов, Коломна, можно дальше продолжать. Наукограды: Королев, город Долгопрудный, в котором располагается сегодня основная база расположения ФизТеха – нашего лучшего сегодня инженерного вуза страны. С моей точки зрения, необходимо участие федерального центра для того, чтобы комплексно развивать вот эту вот территорию Московской области. Для того чтобы нам создавать там новые рабочие места, чтобы возрождать эти города архитектурно, культурно, развивать их всячески. И вы знаете, многое из того, о чем мы сейчас говорим, справедливо относится и к центральной России, ее регионам. Смоленск, Владимир, Ярославская область, Тула, Рязанская область. У нас есть на федеральном уровне программа развития Сибири, Дальнего Востока, но я убежден, что необходимо предпринимать всяческие усилия, чтобы консолидировать и направлять дополнительные и средства поддержки, и усилия государства на развитие этих центральных исторических регионов России. Понимаете, оказалось, что Россия может прожить без Астаны, без других городов, оказалось даже без Киева. Но я не представляю Россию без Ярославля, Смоленска, Владимира. Этот тот центр России, который необходимо развивать и в котором проживает значительная доля населения страны. Я думаю, что это должно быть приоритетом политики и для Московского региона эти вопросы имеют приоритетное значение и, как я уже говорил, их можно решать и развивать, базируясь на принципе, что Московская область будет развиваться и должна развиваться и строиться ее стратегия в фарватере стратегии развития города Москвы. Спасибо.

Ципко: А можно вопрос?

Орлов: Спасибо, Алексей Валерьевич. А вот, Александр Сергеевич, как раз я хотел задать вопрос о политическом измерении объединения Москвы, точнее, создания новой Москвы, и передать слово Вам.

Ципко (Ципко Александр Сергеевич, Главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований РАН): Нет, я, честно говоря, профан абсолютный, я никогда…

Рябинин: Нет, мы не верим.

Ципко: И я не понимаю самой этой идеи…

Орлов: А Вы выскажите скепсис.

Ципко: Я вам скажу, просто как человек, который… Я правда сейчас выслушал первый, такой очень профессиональный доклад. Я вообще понял всю глубину проблемы и серьезность. Но с точки зрения нормального здравого смысла, вы меня хоть убейте.

Рябинин: Не будем убивать, нет.

Ципко: Я не пойму, вот я еду по Дмитровке, у меня там дом в деревне… Значит вы говорите, что закон о агломерации требует, я сейчас это слышал, чтобы те участки, которые единые с Москвой по логике были. Вы мне объясните, почему Долгопрудный, который реально Москва – не Москва. А поселок Киевский вы решили включить в Москву. Я не понимаю логики, понимаете? И как многие, такие как я люди – где-то в своей профессии что-то знающие – я не понимаю этой логики. У меня такое ощущение, я скажу откровенно, вы конечно все люди…, а я свободный художник. Это было спонтанно совершенно решение нашего дорогого Дмитрия Анатольевича Медведева, абсолютно было так: он чувствовал эту проблему, потребность расширения абсолютно есть. Но само выделение участков, где вы будете строить – я боюсь, что там еще были громадные экономические интересы, кому-то очень хочется продать землю, которую он купил. И они попали по-моему, эти земли, как раз в эти регионы, где решили… Поэтому сама необходимость расширения – тут еще встает такая серьезная проблема: а само объединение Большая Москва – вам нужно два субъекта федерации, а почему вы не можете создать один субъект? С точки зрения здравого смысл. Потому что если вы хотите политический смысл, то вот он: логики, откровенно говоря, во всем этом проекте не видно. То, что есть необходимость расширения Москвы, то, что она объективно уже расширилась – там же много абсурда, вы сами сказали. Значит, у вас на южном направлении… Я в Калугу последние дни езжу, там знак стоит сначала Москва кончается где-то перед Киевским, потом после Киевского – ну, по-моему, слава Богу, она не дошла до Наро-Фоминска, но почти. Но с другой стороны, у вас же есть восток, Рязань. Как вы сами сказали, как будут люди, которые живут на Рязанском шоссе, в том направлении – как они будут ездить туда? То есть, с точки зрения здравого смысла, расширять – да. Вот идет агломерация, у нее внутренние законы, появляются давно существующие научные центры, которые уже вошли в Москву. Ну, пример Долгопрудного – это же абсолютный идиотизм.

Рябинин: Более того, ФизТех является московским вузом, зарегистрированным в Москве.

Ципко: Так вот этот пример, мои дорогие, я здесь абсолютно чужой для вас, ну не знаю я, не понимаю этого, но с точки зрения здравого смысла, я не вижу никакой логики в этом проекте расширения Москвы.

Колонтай: Можно ответить?

Орлов: Спасибо, Александр Сергеевич. Александр Николаевич, придется, да, несколько слов.

Колонтай: Характер вопросов совершенно соответствует тем, которые обсуждались международными специалистами в рамках нашего международного конкурса, о котором я рассказывал. Он длился шесть месяцев. Особенно в самом начале. Потому что это довольно необычное явление. Практически трудно представить аналоги в мире вот такого расширения столицы. И обосновать это не с точки зрения случайных политических решений или не случайных, а с точки зрения градостроительной логики, естественно было не просто. Но, тем не менее, вывод был следующим: если процесс развития Москвы завершиться на присоединении новой Москвы, то есть юго-западного сектора и точки – это будет плохо. То есть это не конечный результат. Скорее всего, все специалисты рассматривают это как определенный полигон, на котором будет отработано взаимодействие со всей агломерацией. А вот дальнейший шаг – то, о чем вы говорите - или единый субъект, или та четкая жесткая координация, координация, которая позволяет Москве взаимодействовать и координировать по всем направлениям. А и вот если мы через эту призму смотрим, то мы не видим конфликта. Но если мы пытаемся вытянуть Москву из компактного образования в линейное и остановиться на этом – будут проблемы.

Ципко: Спасибо.

Орлов: Спасибо, Александр Николаевич. Андрей Дионисович, прошу Вас.

Разин (Разин Андрей Дионисович, И.о. заведующего кафедрой Архитектуры и градостроительства РУДН): Спасибо большое, что пригласили меня на эту встречу. Я заведующий кафедрой архитектуры и градостроительства Российского университета дружбы народов. И, конечно же, мы обучаем много иностранных студентов и аспирантов для расширения, как здесь уже прозвучало, и столиц мира, это конечно беспрецедентный случай с нашей Москвой. Но прежде всего, мне хотелось бы коснуться общетеоретических проблем – архитектурно-градостроительных, где уважаемый Александр Сергеевич Ципко сказал, что нужно немножко раскрыть проблематику, он заявил, что он немножко профан в этом деле. У нас стоит задача показать, что развитие Москвы – это концептуальный процесс. То есть с точки зрения градостроительных концепций, развитие Москвы переходит в этом расширении от стадии централизации к стадии децентрализации. То есть если взять мировой опыт, то здесь конечно ясно, что такие прецеденты случались, и они будут и дальше. Здесь уже упоминался опыт Парижа, Берлина. Но с точки зрения Москвы, у Москвы не было как у Западного Берлина Берлинской стены и здесь этот проект чувствуется, разрабатывался давно. То есть он зрел. Здесь уважаемый Александр Николаевич Колонтай упомянул об инерции советского социалистического города и вот эта инерция – она будет. И в этом плане этот процесс будет продолжаться. То есть ни у кого не должно быть иллюзии, что это какой-то одномоментный шаг и мировой опыт говорит о том, что развитие это будет, как минимум, продолжаться 25 лет. То есть здесь за какие-то 5-6 лет… Ну можно конечно посмотреть эти проекты, которые тоже несут в себе определенную инерцию каких-то чужих решений. Но эти решения трансформируются. Как бы мы не старались этот проект воплотить, но все равно свои российские и московские черты он приобретет.

И с точки зрения теоретического момента, здесь хочу обратить внимание, что закончилось интенсивное развитие Москвы, такое насыщение, что, кстати говоря, москвичам в центре очень не нравится – точечная застройка, увеличение плотности застройки, а следовательно увеличение плотности населения – это, вообще говоря, тоже надо различать. Конечно же, здесь момент экстенсивности, то есть получения новых территорий свободы творчества и развития, тоже очень важен для Москвы. И это даст определенный импульс.

А насчет того, что это превращение в линейный город, если переходить к структуре проектных решений, то надо сказать, что все проектные решения делаться на инфраструктурные, здесь уже это упоминал наш коллега. О том, что здесь нужно очень сильно выделить приоритеты, прежде всего инфраструктурных проектов, так как инфраструктурные проекты делятся на транспортную инфраструктуру, которая в свою очередь делится на железнодорожный транспорт, здесь это упоминалось, на автомобильный… Их соотношения не равны и зависят от того, кто будет финансировать инфраструктуру, потому что автомобильный транспорт – это индивидуальное развитие. Это ведет, соответственно, уже к постепенности роста, к устойчивости развития. Ведет к тому, что либо людей буду заселять в готовые дома, уже упоминался вопрос о том, на сколько это им понравится или нет, либо они сами будут – в России это уже позволяет соответствующая обстановка – заказывать собственные проекты. Тут у нас спектр условий не очень широкий, но он существует. И соответственно прокладывать туда самим дорогу, инфраструктуру и так далее.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть то, что это совершенно очевидно, что процесс развития совершенно не случаен. Вообще случайностей в архитектуре не бывает и здесь надо сказать, что это вполне закономерно и будет это развиваться. Единственное что не так быстро, как хотелось бы всем архитекторам, но мы теоретики. Большое спасибо за внимание.

Орлов: Спасибо, Андрей Дионисович. Виктор Тимофеевич Фадеев, прошу Вас.

Фадеев (Фадеев Виктор Тимофеевич, Национальное объединение строителей, главный специалист департамента нормативного обеспечения): Спасибо. Дмитрий Иванович, уважаемые коллеги. Я представляю здесь Национальное объединение строителей, я просто в двух словах о том, что это за организация. Мы созданы были два с половиной года назад, в то время, когда, как вы помните, все строительное сообщество перешло на саморегулирование. То есть, отменены были лицензии и сейчас мы выдаем вместо лицензии свидетельство о допуске к работам. То есть была сформирована система саморегулирования. Эта система в данный момент возглавляется нашим Национальным объединением строителей. То есть мы объединяем 245 саморегулируемых организаций по всей Российской Федерации, в которые входят более 96 тыс. строительных кампаний. Но вопросами сегодняшней темы – тема эта актуальная у всех, наверное, граждан Российской Федерации – мы этими проблемами, этими вопросами не занимались. Но как строители, как реалисты, в данный момент, мы готовы после разрешения всех вот этих вопросов, которые сегодня обсуждались, выходить на площадку. Но перед тем как выходить на площадку у нас тоже появляются вопросы. И вопросы тоже сложные.

Я хочу сказать и передать даже Дмитрию Ивановичу сделанный нами мониторинг барьеров в жилищном строительстве. Это краткая форма отчета. Какие вопросы у нас возникают? Если исходить из этого мониторинга, то в данный момент, строительная кампания, выходя на площадку должна пройти в среднем где-то 100 процедур. Потратив на это около трех лет – 960 дней. И деньги…

Орлов: Извините, я Вас прерву. Логичный вопрос, который возникает: В связи с присоединением новых территорий изменится ли эта процедура, сократиться ли она? Вот я на этом хотел заострить.

Фадеев: Дмитрий Иванович, я как раз к этому подхожу. И затраты здесь будут где-то 25 млн. рублей. Средние затраты на прохождение всех вот этих процедур, ста процедур. Это средние затраты – в одном регионе они более 60 млн., в другом – другие цифры. На сегодняшний день сделали мы вот такой вот отчет, такой мониторинг. Федеральные органы исполнительной власти приняли этот отчет, и вышел указ президента от 7 мая №600. В котором говориться, чтобы в данный момент федеральные органы исполнительной власти утвердили сводный перечень вот этих процедур. Он у нас подготовлен, размещен на сайте, более того, в данный момент он уже получил определенные оценки определенных структур федерального значения. В этот перечень у нас на сегодняшний день уже вошло 53 процедуры. Ну, может быть, кто-то обращает внимание, что там Москвы нет. Да, в этот период, когда мы занимались этим мониторингом, в Москве изменились органы власти, появился новый мэр и в Москве пошли тенденции к изменению этих процедур – что-то отменилось, что-то введено. И поэтому Москва не вошла в этот отчет. Исходя из этого, в данный момент, в развитие вот этого указа президента №600, где было предусмотрено то, что необходимо подготовить такой сводный перечень, на сегодняшний день нами опять же подготовлен проект для правительства Российской Федерации и проект указа, который регламентирует в эту вот направленность.

Что я еще хочу сказать: кроме этого отчета нами еще подготовлен отчет по информационной открытости органов и организаций, которые выдают вот эти госуслуги. То есть, чтобы строительная компания вышла на площадку, она должна реализовать вот эти процедуры. Но реализация вот этих процедур на сегодняшний день осуществляется целиком на бумажных носителях, пешком. А мы в данный момент предлагаем, чтобы это все проходило через электронный документооборот. Касаясь Москвы, на сегодняшний день – мои данные могут быть немного не точными – но по состоянию на июль месяц в Москве, чтобы проходить вот эти административные процедуры, создан госпортал. И на июль месяц в этом госпортале присутствуют только две процедуры – это выдача разрешения на строительство и получение ГПЗУ. То есть сами понимаете – пока мы далеки от этого. И если мы будем выходить ан такую крупную масштабную застройку – я уже говорю как реалист, о том, что когда разрешаться все эти вопросы, мы будем строить – то нам необходимо изменить вот эту ситуацию. Изменить ситуацию в связи с прохождением вот этих процедур и, естественно, форму документооборота.

Касаясь конкретно системы управления строительством, я хочу вам доложить, что у нас в Московском регионе зарегистрировано 80 саморегулируемых организаций. Я еще хочу уточнить или просто напомнить вам о том, что одна саморегулируемая организация объединяет не менее 100 строительных компаний. То есть в некоторых 1000 компаний, в некоторых 150-200 и вот в Московском регионе у нас создано 80 саморегулируемых организаций. В Московской области создано всего 4 саморегулируемых организации. Здесь как-то в данный момент новый губернатор Московской области объявил о том, что в принципе Московская область строит больше всех в Российской Федерации. Но я хочу заметить, что да, на самом деле цифры такие – больше 7 млн. квадратных метров, но эта цифра в данный момент… Кто строит? Строят бывшие или сегодняшние московские строительные компании, которые работают именно там. Да, правильно, налоги и здесь все это образует весь этот вопрос, который немножко не корреспондируется с теми объемами, которые строят сейчас внутри Москвы. Здесь хотя и говорили о том, что объем строительства имеются, но как вы помнит,е на 2005-2006 год у нас в Москве строилось более 5 млн. квадратных метров. Сейчас темпы не изменились и я параллельно, просто вкратце затрагивая эту тему, потому что тема немножко для нашего строительного сообщества преждевременна, но, тем не менее, хочу ответить. В выступлении Александра Николаевича прозвучала такая мысль, что «почему нам строить эти высотки?». Об этой компактности, о том, что здесь обязательно должна быть и школа и сад. Но дело в том, что, вы понимаете, чтобы нам уйти от этого, чтобы нам перейти на коттеджное строительство…

Колонтай: Не коттеджное, а среднеэтажное – 6-8 этажей.

Фадеев: Среднеэтажное, да. Вот я и говорю, что на сегодняшний день строительное сообщество уже задумывается об этом – о переходе на такую этажность. В том числе и на малоэтажки, на 6-8 этажей. В том числе и такие вот гиганты, которые выпускают индустриальную продукцию. Но это вопрос завтрашнего дня.

Орлов: А что мешает? Ясно же, что такое жилье более комфортно, более приемлемо для жителей.

Фадеев: Дмитрий Иванович, да, хорошо, но тогда в данный момент давайте мы будем мешать всю законодательную базу. Смотрите: на сегодняшний день что получается? При строительстве, как вы говорите, три-четыре дома строится, в кругу этих домов строится детский сад, школа, какие-то другие социальные помещения. Но это, в том числе коммуникации, в том числе сети – все идет за счет застройщика. Все идет за счет инвестора, понимаете? Вот если бы - как сейчас предлагается, те же самые проектные работы, те же самые сети, социалку – школы, аптеки, больницы и прочее – если это все передать, например, бюджету? А застройщик строит только жилье – тогда у него и цена будет другая. И в данный момент позиция строителя будет, исходя из этого, более лояльна и к ценам в том числе. Спасибо.

Орлов: Спасибо, Виктор Тимофеевич. Я хотел просто заметить, что если все расходы на инфраструктуру переложить на бюджет, то цена на рынке от этого возможно изменится, но социальная цена и цена для граждан станет возможно даже более масштабной. Извините, финансирование этих расходов исключительно из бюджета без подключения к этому инвесторов – это схема, которая требует отвлечения из бюджета очень значительных средств. И даже такие субъекты федерации как Москва в полной мере это бремя, на мой взгляд, нести не в состоянии, во всяком случае, сегодня. Это частное замечание.

Существует вот еще какая значимая проблема, которую можно было бы обсудить: о развитии инноваций, новых технологий, новых инфраструктурных подходов на территории Большой Москвы, вместе с новыми присоединенными территориями. Нет ли в этом противоречия, нет ли проблемы в том, что новые округа Москвы рассматриваются как исключительно рекреационные или спально-комфортные. Алексей Валерьевич, может быть, вы несколько слов скажете об этом?

Рябинин: Стратегия развития Москвы в новых территориях, на самом деле, только еще формируется, и новый генплан появится, я думаю, не ранее конца 2013 года. Хотя существуют генпланы в Троицке, по-моему, и в Щербинке, но, тем не менее, они полежать серьезнейшей переработке. Что касается развития этих территорий - это огромные территории. И напрашивается само собой то, что зоны отдыха должны сохраниться. НО там есть город Троицк, который является наукоградом. Там есть, мы уже упоминали, московский ФизТех – там, в Троицке имеются его базовые кафедры. Кроме этого, новые московские территории, хотя сейчас трудно говорить, но есть московский НПЗ в Капотне, вопрос, о переводе которого назрел давно уже. И рано или поздно он будет выводиться. Потому что эту территорию в Капотне надо освобождать – он не нужен там. Но, в силу масштабов этого предприятия и его веса в бюджете, это решение будет видимо не простым.

Орлов: И необходимые инвестиции там 4 млрд. для строительства.

Рябинин: Да. Мэр говорит о том, что здесь полная поддержка и бизнес-сообщества, и экспертного, научного сообщества. Возможность развития университетских кампусов на этих территориях. То есть вот эти все важные вопросы и составные части развития сейчас формируются, вырабатываются. Осенью мы будем рассматривать, и принимать бюджет города на 2013 год. Там уже будут включены многие аспекты, связанные с развитием территорий.

Хочу просто еще раз обратить внимание на то, что сейчас на первом месте идет выравнивание социальной сферы, идет выравнивание уровня развития инфраструктуры городской, благоустройство. И мы с вами знаем, что в эти месяцы, с 1 июля очень серьезная была работа уже проделана новой объединенной префектурой и при участии всех городских структур по расчистке свалок, которые нам достались, по благоустройству территории. Транспортная проблема и ее решение будут на первом месте. Калужское шоссе, как осевая магистраль новой Москвы, и сегодня испытывает большие трудности – видимо будет требоваться ее серьезная реконструкция. Может быть строительство его дублера. Более предметно это, с моей точки зрения, мы сможем обсуждать где-то через 2-3 месяца. Когда уже будет более ясное сформированное виденье.

Орлов: Спасибо большое, Алексей Валерьевич.

Фадеев: Простите, а можно я маленький вопрос задам Алексею Валерьевичу? Вот вы сказали, что имеется генплан в упомянутых городах, которые были обозначены. Но нет, уважаемые коллеги, ПЗЗ, а это в данный момент беспокоит всех. Есть кадастровый учет, где определены только разрешенные виды строительства. Но этого недостаточно, поэтому в данный момент генпланы, которые, тем более, не доработаны, требуют серьезных корректировок.

Рябинин: В старой Москве есть генплан, а новые территории требуют формирования нового генерального плана развития и ПЗЗ, в том числе. Поэтому спешу Вас успокоить: Вы не единственный, у кого болит душа об этих важных вопросах.

Орлов: Реплика, Александр Николаевич, прошу Вас.

Колонтай: Две реплики. Сейчас, занявшись новой территорией – новой Москвой, мы выяснили, что на нее нет топосновы. Коллеги, там делались какие-то генпланы, проекты планировки, но топосновы нету. То есть в достоверности ситуация такая, что о каком ПЗЗ и всем остальном мы говорим? Привязки к месту нету, то есть точность там совершенно другая, отличная от Москвы. Это первое. То есть информационная база в существующем положении просто хромает. И представьте – то же самое по всей Московской области. Это первая тема.

Тема инноваций. Как нами она рассматривалась. Инновационного строительства и в том числе жилищного строительства на новых территориях. Первая новация. Москва по объему входит в 20-ку глобальных городов. То есть она какой-то лидер. А по объему инвестиций она проваливается в седьмой десяток. Почему? Условия инвестиций такие, что не позволяет активно это реализовывать. Отсюда вопрос: если мы продекларируем создание инновационных центров на новых территориях – они что автоматически появятся? Почему они появятся? Отсюда тоже вопрос: как сделать так, чтобы они появились? И не случайно специалисты, которые прорабатывали Домодедово тоже сказали: если мы не создадим определенные преференции на этих территориях - а-ля свободная экономическая зона – ничего не будет. Будут создаваться рынки рабочих мест, просто рынки торговые, будет создаваться обычный строительный комплекс и будет тот вид труда, который ориентирован на низкоквалифицированную силу. А значит должны быть специальные преференции именно на инновационное производство, которое позволит и международному бизнесу туда идти и российскому. Это первое, что касается новых прогрессивных типов.

Орлов: Можно Вас прервать? Вы что здесь видите: налоговые льготы или какие?

Колонтай: Конечно налоговые льготы, так точно. На определенный период

Орлов: Но это к черным дырам может привести, нет?

Колонтай: Для того чтобы запустить пароход нужно вначале дать эти льготы. А дальше, когда он запустится, уже это все сработает. Опыт с Алабушево, с другими это показывает.

Второе, по жилью. Подготовленность участков и обремененность девелоперов. Коллеги, у нас уникальная ситуация в том плане, что доля социального жилья, то есть сдаваемого в аренду, самая низкая из всех, наверное, развитых стран. А именно социальное жилье, которое строит государство, дает в аренду, регулирует цены и на коммерческом рынке. И благодаря тому, что государство строит до 50% этого жилья во всех ведущих городах Европы, формируется инфраструктура под это жилье. Включая потом и коммерческое жилье. И вот за счет этого баланса заинтересованы власти в том, чтобы адресно люди жили. В том жилье, которое оно строит, жили именно те специалисты, которым создаются рабочие места, и которые здесь проживают. И тем самым создается контроль над миграционными процессами. Когда мы формируем только рынок коммерческого жилья – мы не способны управлять социальными процессами. Мы не хотим это признать и в результате мы все время пролетаем с нашими планами. Вот моих два замечания.

Орлов: Большое спасибо. Я хотел только заметить, что конечно есть две сопряженных проблемы – проблема социального жилья и проблема незавершенной приватизации, не закрытой. Эти проблемы тормозят одна другую, и конечно, пока в Москве не будет завершена приватизация жилья, которая все откладывается и откладывается, и вообще в России – конечно, нормального рынка социального жилья, а соответственно нормального инструмента для государства влиять на процесс движения социальных потоков, и влиять в том числе на цены аренды, и цены недвижимости у государства этого инструмента не будет. Ясно, что все срок и разумные для приватизации имущества, которое принадлежало гражданам на конец 1980-х годов – они прошли. Сколько можно выдавать имущество гражданам, квартиры, с тем, чтобы они его приватизировали практически немедленно или на протяжении нескольких месяцев после его получения. Конечно, это надо прекращать. И как только это прекратиться, точнее через два-три года, будет создан нормальный сектор социального жилья. Нужно, по крайней мере, ограничивать право приватизации социального, служебного и так далее жилья всех категорий, на которые не распространяется классическое право собственности. И тогда будет нормальный сектор социального жилья. Пока это все будет приватизироваться - этого нормального сектора не будет. К тому же такое расточительство не только развивающиеся страны, к которым относится Россия, но и развитые страны позволить себе не могут. Никто просто так имущество гражданам не передает. Его нужно покупать, естественно. Или пользоваться или покупать. Так что это проблема очень, на мой взгляд, значимая. То есть передача малосемейным, передача некоторым другим необеспеченным категориям – это ведет к проблемам с содержанием, проблемам с эксплуатацией. Но это уже вторично, главное, что нет рынка, нет нормального сектора социального. Который в принципе, в России, в силу огромных объемов строительства, которые были в 1970-80-е годы, мог бы быть. Но это уже замечание такое, гипотетическое.

Ну что, уважаемые коллеги, мы работаем уже более полутора часов, может быть Алексей Валерьевич несколько слов в завершение нашей дискуссии?

Рябинин: Я хотел бы поблагодарить от имени Московской городской Думы уважаемых экспертов и участников вот этого нашего обсуждения. Потому что действительно, с моей точки зрения, присоединение такой территории к Москве – это в первый раз за ее историю много-многолетнюю. Очень важно, чтобы все мнения здесь были учтены, чтобы они были высказаны. Москве для ее развития очень необходима эта новая территория. Она необходима и для решения транспортной проблемы и для повышения уровня жизни москвичей. Я уверен, что это будет способствовать в целом развитию всей Московской агломерации. А все высказанные важные предложения – мы обязательно их учтем и направим предложения в исполнительную власть, и мэру, и в городской Думе будем обсуждать еще неоднократно. Спасибо, Дмитрий Иванович.

Орлов: Спасибо, Алексей Валерьевич. Спасибо, уважаемые коллеги, до встречи на нашем клубе.


 
 

 
 

НовостиДекларацияСтенограммы заседанийФотогалереяПисьмо в клуб Пресса о клубеАналитикаКлуб в регионахСовет клубаКонтакты

cskp.jpg     logo-100.jpg     erduma.gif     banner100x100final.gif     baner_regrus.jpg     interrossijaban100.jpg

© www.narod-klub.ru

 
Рейтинг@Mail.ru